Warning: A non-numeric value encountered in /var/www/u0496523/data/www/anturaj.com/wp-content/themes/Divi/functions.php on line 5841

Warning: call_user_func_array() expects parameter 1 to be a valid callback, function 'et_divi_add_customizer_css_fix' not found or invalid function name in /var/www/u0496523/data/www/anturaj.com/wp-includes/class-wp-hook.php on line 286

Выбор места встречи Нового 2006 Года пал на горнолыжный курорт Гульмарг, находящийся в Кашмирских Гималаях, благо долгожданную вторую очередь в этом сезоне решили все-таки запустить на радость всем любителям сноуборда и горных лыж. Перелет Москва-Дели, родной запах индийской столицы, ночевка на вечно бурлящей улице Мэйн Базар, и вот мы уже в самолете до Шринагара — столице штата Кашмир, еще недавно сотрясаемом боевыми действиями между мусульманами и индусами. Слава богам, сейчас об этих событиях напоминало лишь обилие военных, да печать заброшенности, лежащая на всех жилых помещениях.

Фрирайд в Гималаях. Гульмарг. Есть еще женщины в Кашмирских селеньяхВсе это, впрочем, не могло скрыть дивной красоты этих мест — Кашмирскую долину целиком окружали Гималаи, исполинские деревья нависали над рисовыми полями, сплошь залитыми водой, а воздух вокруг клубился туманом. Ни дать, ни взять, кадр из болливудской версии кинофильма «Сталкер».

Местные жители как нельзя лучше дополняли пейзаж — все как один в серого цвета робах до пят. Стоит отдать должное, крайне практичная одежда в зимнее время года. Облачаешься в этот самый «феран», под ноги ставишь «кангри» — небольшой оплетенный горшок с углями, недаром прозванный «женой на зиму», и жизнь превращается в сплошное удовольствие. Именно так, кстати, и вел машину водитель джипа — ведь печки в индусских машинах попросту непредусмотрено.

Спустя два часа проезжаем финальный КПП в деревушке Танмарг, и шоссе сменяется серпантином. На всех поворотах таблички с текстами на тему «Тише едешь — дальше будешь» и «Как хорошо в стране Кашмирской жить», разбавленные фотографиями леопардов и прочей живности (одна такая кошка все же появилась впоследствии наяву, конечно же, грациозно уйдя в леса перед самым спуском фотозатвора). На склонах холма росли дивные гималайские ели — огромного размера деревья, похожие на наши сосны, а кое-где даже лежал снег, что несказанно радовало.

Наконец уши заложило, и мы въехали в долгожданный Гульмарг — Долину Цветов, расположенную на высоте 2700 метров над уровнем моря. Двухэтажные домики, мечеть, одна телефонная будка и одна будка с Интернетом, скромный рынок, населения не более 5 тысяч, но зато с гольфклубом, катком, церковью и расквартированной неподалеку многочисленной армией — именно такая картина и открылась нашим глазам. Колорита добавляли местные туристы из Бомбея и Калькутты, сплошь наряженные в шубы и пронумерованные сапоги из проката, и местные кашмирцы, наперебой предлагающие прокатиться на допотопных деревянных санках. Которым, ввиду их технического состояния, было все равно, по чему ехать — по земле, асфальту или все же по снегу.

Фрирайд в Гималаях. Гульмарг. Таким всему было суждено стать после Нового ГодаНо все это нюансы, главным же для нас были горы. С первого взгляда на которые стало ясно — Гульмарг разительно отличается от другого горнолыжного курорта Индии Аули, в котором нам довелось побывать в феврале. И, к счастью, в лучшую сторону — и по региону катания, напоминающему гималайских масштабов смесь кулуаров Чегета и Красной Поляны, и по дружелюбности местных жителей, в любой момент готовых порадовать своих зимних гостей. Подъемник гондольного типа с кабинками на 6 человек был построен здесь французской группой Pomagalski. Первая очередь, идущая до 3000 метров, запущена еще лет 10 назад, вторая же, протянутая вверх до 4 километров, торжественно открылась лишь в августе, а посему нам предстояло в эту поездку быть практически первопроходцами…

Наутро первые спустившиеся со второй очереди (а первая была вся в траве и потому до ближайшего снегопада непригодна для катания) осветили обстановку — кругом торчат камни, снега, увы, мало. Вывод напрашивался один — взывать к нему традиционным русским способом. Благо, что к этому моменту все постепенно перебрались поближе к батареям центрального отопления одного из отелей, расположенного в непосредственной близости от канатки, и уже совсем скоро ощущение, что мы в Красной Поляне, укрепилось — из каждой второй комнаты доносились тосты на русском языке.

Вскоре запасы подошли к концу, и пришлось отправиться на поиски рома, как наиболее подходящего нашим задачам напитка. Сделать это было не так-то просто, ведь во всей Индии, кроме Гоа, подобные товары продаются лишь в специализированных «вайншопах» или барах, а уж в мусульманском Кашмире так они и вовсе не приветствуются. На помощь, как и в прошлом году в Аули, должна была прийти армия, но что-то не заладилось, и связываться пришлось с некими мутными личностями из единственной в деревне немусульманской харчевни.

Зато в процессе поисков армейской столовой были замечены многочисленные особенности местной жизни — обезьяны, прыгающие с ветки на ветку, собаки, находящиеся с ними в постоянной конфронтации, а также единственная в Гульмарге каменная печка. А вернее, ее остатки в качестве памятника, рядом с пушкой образца Великой Отечественной и скривившимся до невозможности индуистским храмом. Мемориал Кашмирского Холокоста, не иначе.

Там же, по дороге, мы повстречали канадца Идо, который привез сюда друзей-спасателей в целях осуществления миссии по обучению местного населения основам лавинной безопасности. И следующим днем вместе с ним и его друзьями мы отправились на вторую очередь.

Фрирайд в Гималаях. Гульмарг. Кулуарные гонкиИз кабинки гондолы стало ясно, что делать под ней совершенно нечего — камни и впрямь торчали везде, а вот следующие кулуары манили присутствием снега и нераскатанной целиной. До вершины горы Афарват (4250м) мы не дошли, зато весь час пути наслаждались сумасшедшим видом Гималайского хребта, открывшийся нашим глазам. Он протягивался с самого левого края до самого правого. Внизу, в долине, Шринагар был скрыт какой-то мутной хмарью, но все это было неважно — столь удивительный вид был сверху.

Пристегнув сноуборды и лыжи, ринулись вниз. На очень крутом уклоне сверкали снежные заструги, огибать которые не было практически никакой возможности. Однако стоило преодолеть эти препятствия, как нашим кантам открылось дикое поле, на котором не было ни одного следа, а сразу же за полем — идеальная труба длиной в несколько сот метров. Тут-то и стало понятно, зачем мы здесь. Проезжать в этом длиннющем халф-пайпе, уворачиваясь от нависающих деревьев и объезжая торчащие лишь кое-где глыбы, было настолько здорово, что эмоции хлестали через край.

Выехали мы прямо к средней станции, но силы уже заканчивались, и следующий спуск решено было совершить прямо под опорами. Вывод из этой борьбы с камнями и жестким снегом последовал незамедлительно — в ближайшие дни катание будет только по соседним кулуарам. Благо их там пруд пруди, главное не лениться ходить.

Собственно, именно этим мы и занимались весь следующий день, исследовав третий и второй кулуары. Причем последний к четырем часам дня был также разлинован, как и, собственно, спуск под опорами. Оставалось одно — надеяться на наших товарищей, которые должны были приехать завтра, захватив с собой из заметенной Москвы столь необходимый снег.

Меж тем Новый Год окончательно приблизился, последняя группа друзей подтянулась без опозданий прямо к празднику, который и решили отмечать в большом холле соседнего отеля. Наряженный звездами, иллюминацией и шведским столом, он без труда вместил в себя полсотни человек. Зажигались бенгальские свечи, из колонок доносилась разномастная музыка, а тосты за снег поднимались так часто, что уже под самое утро, выйдя на улицу, мы увидели первые снежинки — маленькие, словно крупа, они изредка падали нам на головы. Хотя, конечно, тогда еще никто не мог предположить, во что все это выльется.

Следующим утром, открыв глаза, первым делом мы увидели полуметровый слой снега на крыше. А вторым — огромными хлопьями валящий снег. Сработало! Канатка по понятным причинам 1-го числа не функционировала, и праздник продолжился. Вместе с ним продолжился и снегопад.

Фрирайд в Гималаях. Гульмарг. Крепка и нерушима российско-кашмирская дружба!Вскоре стало ясно, что творятся удивительные вещи — машины все сплошь засыпало, равно как и дорогу до Танмарга, кашмирцы грелись у своих «зимних жен», а снег валил такой, что было невозможно дойти до соседнего отеля, не превратившись в передвигающийся сугроб. Бывший же каток так и вовсе превратился в снежный бассейн, в который можно было с разбегу нырять без последствий для здоровья. Именно в нем, под вечер, не успевшее вовремя уехать местное телевидение пыталось снимать репортаж о том, как обстоят дела — с мэром Гульмарга на переднем плане и целой толпой дурачащихся русских снеговиков в качестве статистов.

На утро шоу продолжилось. Снега навалило уже больше метра, и он все еще продолжал идти. Канатку не запускали, сообщив, что не запустят и завтра из-за плохой видимости и ветра на опорах. Телевизионщики снимало очередные репортажи, на этот раз уже о том, что курорт надо спасать (вместе с самим телевидением), но вот безбашенные русские туристы уезжать при этом не только никуда не хотят (впоследствии показали по ТВЦ), а даже наоборот, с досками и багажом все приходят и приходят из Танмарга (а это уже по НТВ с сообщением об эвакуации горнолыжников на вертолетах). Конечно, никакой эвакуации не было и в помине, а вот туристы действительно шли пешком — группа русских, застрявших внизу еще с 31-го, смотря на валивший вверху снег, долго выдержать этого не смогла. Герои, одним словом.

У нас же продолжались новогодние каникулы, с той лишь разницей, что пить стали не за снег, а за его скорейшее окончание. Ведь кататься хотелось всем, особенно глядя, во что превратились бывшие каменоломни наверху. В условиях отсутствия возможностей, энтузиасты построили неподалеку трамплин, и все прыгали с него в пухлый двухметровый снег. В него же, кстати, прыгали и замерзшие обезьяны, правда, уже не по своей воле, а сваливаясь во сне с еловых веток. Такие вот аспекты жизни этих теплолюбивых зверьков в условиях высокогорья.

На чудо никто и не надеялся, просто все знали, что оно произойдет — ведь это же Индия. И действительно, утром 3-го января зимняя кашмирская сказка открыла свою новую страницу. Небо вмиг стало пронзительно голубым, снег искрился и переливался всевозможными оттенками, а все местные строения стали похожими на пряничные домики made by Гауди. Гондола только вновь не работала, но горевать причин не было — еще с вечера мы договорились с местным гидом на спуск по девственному снегу в Танмарг.

Фрирайд в Гималаях. Гульмарг. На вершине АфарватаВсей толпой подходим к началу серпантина, взгляд вниз — исполинские деревья и крутой уклон. Пристегиваемся и ныряем в эту снежную бездну. Первоначальное разделение на сильную и слабую группы быстро сошло на нет — дружной гурьбой мы вспахивали целину, то проносясь между елей словно в «Звездных войнах», то прокладывая в буквальном смысле грудью тропу до следующего уклона. Радость наша была беспредельной. Финальный траверс по проложенной местными жителями тропе, и мы в Танмарге, свалившись прямо на головы разинувшим рты зрителям.

Местность было не узнать — снег лежал везде, на мечети, крышах караульных домиков, фонарях и даже на шлагбауме. От последнего, впрочем, толку не было никакого — водители автобусов даже и не пытались расчистить свои расписные средства передвижения, вследствие чего те стали превосходным плацдармом для кормления обезьян, прыжков с палками наперевес и прочих акробатических трюков. Не расчистили также и дорогу в Гульмарг — двум грейдерам, по-индийски неспешно плетущимся навстречу друг другу, оставалось еще несколько часов работы.

Наконец, сверху появились первые сугробы. Именно сугробы, а не машины, потому что снег с их крыш никто убрать так и не догадался. Постепенно туристы из Бомбея, телевидение, армия, а затем и мэр покинули гульмаргский корабль, и просторы расчищенной дороги предоставились бордерам и лыжникам, под завязку набитым в четыре джипа.

Именно в этот подъем, длящийся без малого час, мы сполна осознали всю радость жизни местных водителей. Дело в том, что в зимнее время года Тата Сумо (индусский вариант нашего УАЗика) превращается в нечто с полностью заиндевевшими стеклами. И тут уж местные Кулибины исхитряются, кто как может. Некоторые протирают тряпкой смотровое отверстие размером с мелкую монетку, а иные ногтем соскабливают лед и едят его, радостно сообщая пассажирам, какое сегодня на удивление вкусное мороженое. Одна лишь проблема, чтобы также радоваться жизни, всего-то и нужно — это та самая пресловутая корзинка с углями под ногами. Которая, конечно, была лишь одна на машину.

Следующим днем, когда в очередной раз не запустили верхнюю очередь (и правильно сделали, по этим лавинам мы проезжали впоследствии), часть нашей группы решила попытать счастья на нижней. Первый же крутой уклон принес исключительные ощущения, тут же, впрочем, сменившиеся на отстегивание досок и продолжительный пеший поход к следующему уклону. Тогда мы еще не знали обстановки и не ведали, каким именно путем надо было катать по первой, чтобы не погружаться по уши в снег при каждом удобном случае. Спасением был единственный ратрачный след, предоставлявший возможность зажечь по нему почти до самой гондолы.

Фрирайд в Гималаях. Гульмарг. Красоты и высотыВ следующие разы маршруты выбирались уже умнее, и довольные до умопомрачения мы гоняли по этим лесам до самого закрытия канатки. Но и этого было мало — договорившись с водителем ближайшего джипа о пути наверх, дружной компанией сломя голову ныряем вниз, в любимый Танмарг. Сказочный лес вновь предстал перед нами, безумные скольжения, повороты, прыжки и полеты. Невыносима легкость бытия — на серпантин выходим аккурат к закату, багряным маревом опускающимся на величественные деревья. День окончен, все свободны.

5-го же внезапно кончилось электричество, ну да не беда, все уже попривыкли к особенностям Индии, где ничего распланировать нельзя. Как будет, так и будет — своеобразный фрирайд по жизни. И главный секрет, что будет так, как нельзя лучше. А посему мы вновь отправляемся по лесу вниз. День ото дня он становился все волшебнее и волшебнее. Громадные ели, далеко отстоящие друг от друга, примявшийся снег и, главное, никакого кустарника и прочего бурелома — кататься сплошное удовольствие! А в качестве дополнительного бонуса на обратном пути — поездка на рейсовом автобусе наверх. Вид вниз открывался умопомрачительный — белая вата облаков обхватывала бесконечный лес и белоснежные островки соседних гор, ветра никакого, и над самой кромкой этого океана, словно чайки, купаются местные птицы.

И как продолжение магического действия, следующий день был знаменательным — вторую открыли! Увы, большая часть группы уже уехала рано утром обратно, в Дели, а мы же отправились разлиновывать просторы Афарватских склонов. Поднимаемся в гондоле — все внизу покрыто ровным слоем нетронутого снега, на верхней станции самые нетерпеливые уже рвутся в бой- целина манит, как никогда.

В тот день на горе оказались абсолютно все. И даже несмотря на это, прочертить свою дугу по нетронутому склону можно было хоть под самими опорами. Что уж и говорить про все остальные места — стоило уйти траверсом совсем немного, как ты оказывался прямо посреди огромного поля, по которому не проезжал еще никто. Это удивительное чувство — взлеты с бывших камней, ставших природными трамплинами, головокружительные уклоны, леса с совершенным пухляком, и все это на фоне голубого неба и хребта, который наконец-то открылся полностью. Вот оно, то самое ощущение бесконечного полета, ради которого и стоит только кататься. За весь день мы спустились кто 4, а кто и вовсе 6 раз, и столько утомленных, но радостных оттого, что дождались-таки своего заветного часа, лиц я еще не видел в горах.

Фрирайд в Гималаях. Гульмарг. До скорых встреч!А завтра уже было Рождество. И в этот заключительный для еще одной части группы день мы решили, во что бы то ни стало, пойти в дальний кулуар. Благо, компания подобралась отличная — с нами пошли и все прибывшие сюда волонтеры-иностранцы. Пеший поход не занял столько времени, сколько обычно — он, казалось, вообще отсутствовал. Столько всего было вокруг, что глаза просто разбегались. Слева бесконечными грядами лежали Пакистанские горы, манящие своими полями, на которых никогда не кантовалась доска сноубордиста, и вряд ли когда-нибудь закантуется. Справа — вся Кашмирская долина, в море белой облачности, из которого, словно острова, торчали пики Нанды Парбат и иных восьмитысячников Гималайского хребта. Пристегиваемся и … полетели! По одному, но все вместе. Безусловное счастье — только так и можно описать тот спуск, когда без остановок и падений, по совершенно идеальному снегу мы нарезали дуги одна за другой, выписывая тончайшей вязью рисунки на белой нетронутой целине.

После этого добавить было уже нечего. И спустившись меж елей по первой очереди, мы отправились собираться, ведь завтра предстоял трансфер в Шринагар по ночному серпантину, самолет с многочисленными проверками багажа, Дели с его туманами и Москва с ее холодами…

А впрочем, один из моментов все же будет стоять перед глазами еще очень долго — это взлет из Шринагара. Стоило лишь приподняться над поверхностью, как в иллюминаторах открылась настолько потрясающая картина, что оторваться от окна не было никакой возможности. Горы, одна за другой, в бесчисленное множество рядов, погружали свои снежные реки в облачное море, кристально чистый воздух раскрывал всю палитру синего неба, и там, где-то вдалеке, катались по нескончаемым кулуарам наши оставшиеся еще на несколько дней товарищи! До скорого, Гималаи, до скорого!