Warning: A non-numeric value encountered in /var/www/u0496523/data/www/anturaj.com/wp-content/themes/Divi/functions.php on line 5841

Warning: call_user_func_array() expects parameter 1 to be a valid callback, function 'et_divi_add_customizer_css_fix' not found or invalid function name in /var/www/u0496523/data/www/anturaj.com/wp-includes/class-wp-hook.php on line 286

Наконец 7 июня 2005 года наступил час X. В пол-третьего ночи едва слышимый сквозь сон голос Валеры с удивлением сообщил, что прогноз оправдался. Открыв ничего еще не видящие глаза, прижимаюсь лбом к стеклопакету — и правда, на небе ни облачка, звезд — море, видимость — отличная. Ура, дождались!

Час сборов пролетел мгновенно, только и успели, что влезть в защиту со штанами, проверить кошки и ледорубы да, попив чаю, наполнить термос. Забросив доски вместе с собой в ратрак, стартуем почти по расписанию — в самом начале пятого.

5.30. Мир просыпаетсяВсе до немоты серьезные, в шлемах, пуховках бронежилетного вида, черных масках по самые глаза — ни дать, ни взять, спецоперация по борьбе с террористами. Вот только вокруг, кроме нас, на километры никого. Лишь снег да горы, проступающие из темноты всей своей суровостью.

Минут через тридцать подъезжаем к середине скал Пастухова. 4700, дальше поезд не идет, просьба освободить вагоны. Сгружаемся на белые просторы — 12 человек супротив двухголового великана, отчетливо виднеющегося на фоне чернильного неба. Алик, водитель ратрака, пожелав всем удачи, шустро покатил вниз, мы же, взвалив на себя рюкзаки с пристегнутыми досками, начали свое долгожданное восхождение.

Первые полчаса прошли на удивление легко — неделя акклиматизации и вчерашний поход до Приюта делали свое дело. Шаг за шагом, след в след, мееедленно, но верно мы поднялись на самый верх Пастухов. Где-то впереди маячили шустрые англичане на своих ски-турах, еще выше упорно стремился к Седловине испанец Фредерико, вышедший пешком с бочек в два часа ночи, а мы… мы смотрели по сторонам — занимался рассвет.

Вокруг появлялись все новые и новые краски, насыщенные до головокружения, спящие в ущельях облака колыхались на небольшом ветру, восточные склоны обоих вершин вмиг порозовели, а небо превратилось в выставку чудес света. С востока еще не появившееся солнце послало вперед себя перламутровую радугу, научно именуемую галой, а вот на западе прямо на облаках ширилась граница между ночью и днем — то была тень Эльбруса.

Иннуся и ВалераПрошло еще минут двадцать. Картины позади нас сменились на уже совсем нереальные — все до единого пики Кавказского хребта, укутанные в ватные одеяла, засияли желтыми шапками, а снега под нами стали цвета, от которого, наряду с высотой, напрочь перехватывало дыхание. И тут встало солнце. Лучи его один за другим касались всего вокруг, голубое необъятное небо приобрело еще большую глубину, а пушистые белоснежные поля вокруг разом засверкали мириадами разноцветных искр. И от всего этого, откуда-то изнутри, стало вдруг так необычайно радостно, что хотелось бежать вприпрыжку, смеяться и петь вместе со всей танцующей вокруг нас только что проснувшейся Вселенной…

Становилось жарко, и, сняв пуховки и еще раз нанеся на лица и губы боевую раскраску кремом от загара, мы пошли дальше. Шаг за шагом, след в след, мееедленно. Время меж тем неумолимо приближалось к девяти утра. Выйдя на косую, мы сделали привал. Валера, посмотрев на свой GPS, сообщил, что высота сейчас около 5000, и надо идти в том же ритме, потому как облачность уже начала застилать раскинувшиеся под нами красоты.

Сохранить темп оказалось, однако, не так-то просто. Появившийся ветер засыпал следы впереди идущих, сил с каждой минутой убавлялось, а воздуха не хватало уже ощутимо, несмотря на то, что нам сильно повезло со снегопадами, засыпавшими за предыдущие дни сероводородные трещины. Тем не менее, к одиннадцати часам западная вершина предстала перед нами во всей красе заметенного снегом сфинкса, и наклон сменился на более пологий. Мы вышли на траверс.

Идущих далеко внизу шейхов скрыло облаком, равно как и Бочки с Приютом, а шустрые англичане с Фредериком уже исчезли за перегибом, ведущим прямо к Седловине. Спустя еще минут сорок и мы, наконец, достигли того самого камня, за которым стало видно останки самой когда-то высокогорной хижины в Европе.

Эльбрусская теньИ тут-то все и началось. Поднявшийся северный ветер кружил вокруг нас метели, рюкзаки давили лямками на плечи, болела голова и желудок, да к тому же предательский наст замедлил движение настолько, что пальцы ног совсем окоченели, несмотря на двойные носки. Стало невыносимо холодно и тоскливо — 5350. Добравшись кое-как до деревянного остова и сбросив с себя доски, мы вздохнули с некоторым облегчением: слева и справа высились две гордые и неприступные вершины Эльбруса. Мы на Седловине!

Энергичные махи ногами, глоток коньяка и нехитрый обед из чая, шоколада и бутербродов окончательно привели нас в чувство. Еще больше порадовал Фредерико, который, как оказалось, был на вершине уже в девять утра, а все остальное время ждал на лютом ветру своего медленного товарища с гидом — такие вот люди, испанские лавинщики! Но вот и нам настала пора двигаться выше, ибо цифры на телефоне показывали уже начало второго, а до вершины при самом благоприятном прогнозе оставалось еще часа три.

Оставив доски и, взяв с собой только ледорубы с палками, мы поползли дальше. Поползли в прямом смысле этого слова, потому как склон был градусов под сорок, снега — по пояс, и к кошкам на каждом шаге примерзало столько, что останавливаться приходилось ровно через пять метров. Валера, давно перестав нас подгонять, намекал на то, что таким темпом сил у нас на вершину не останется, не говоря уже и о спуске. Но деваться было некуда — зная, что второй попытки может и не быть, мы упрямо переставляли ноги. Раз в минуту.

Приблизившись к двум часам дня к гряде камней, за которой маршрут должен был стать хоть немного легче, мы увидели спустившихся уже с вершины и машущих нам палками англичан, а из-за перегиба показались наконец-то и шейхи с гидами, прямо там и расположившиеся на отдых. Чувствуя себя одинокими актерами в сюрреалистическом театре, мы из последних сил побрели преодолевать гряду.

На вершинеИдти приходилось еще медленнее, ибо одно неверное движение и можно было запросто оказаться с переломанными конечностями далеко внизу. Мыслей не было никаких, кроме разве что одной — надо дойти. Во что бы то ни стало. И тут, как назло, с севера начало снова дуть. С такой силой, что, оказавшись к началу пятого у западного плато, мы обнаружили себя в плотном облаке — никаких красот, только торчащие кое-где вешки да бескрайние снега.

Порядком измотанные, мы стояли, опершись всем телом о палки на высоте 5600. Впереди было еще полкилометра по более-менее ровной поверхности. Стало ясно, что дойдем, весь вопрос — когда. И здесь каким-то чудом Валере удалось пробудить в нас очередное по счету дыхание, и мы, идя шаг в шаг, след в след, мееедленно, но уже без постоянных остановок, к пяти вечера подошли к одной из небольших сопок, то тут, то там раскинутых по плато. На верху ее из облачности проглядывали вкопанные в снег палки и каменные глыбы — вот она, наша долгожданная цель!

Заключительные шесть метров, и вот мы, спустя двенадцать часов совсем не простого пути, стоим в высшей точке нашего маршрута — 5642 метра над уровнем моря. В самом центре бескрайнего безмолвия. На самой вершине Европы! Мы — здесь, и спасибо всем и всему, что нам помогало…

Зная по опыту восхождения на Кала Паттар в Непале, что радость и удовлетворение придут позже, мы без особых мыслей, и уж тем более слов, вешаем-таки привезенные из Катманду разноцветные буддистские флажки с надписью «Kala Pattar — Elbrus 2005». И спустя несколько мгновений небо, до того застланное белой пеленой, прояснилось. Голубое небо, любовь и горы — что на свете может быть лучше?!

ВосходителиДопив еще на удивление горячий чай из термоса, начинаем спускаться. Облако потихоньку растворялось в синеве, Восточная вершина то и дело представала перед нами своей белой головой, а заходящее солнце весь путь по плато играло впереди огромными, иногда двойными, белыми радугами. Дойдя же до гряды, мы в изумлении наткнулись еще на одно чудо природы. На противоположном склоне переливалась всеми своими цветами небольшая круглая радуга, а в центре ее — наши тени, машущие нам в ответ телескопическими палками! И именно в этот момент до нас и дошло с полной ясностью, где мы находимся и зачем все это делаем…

Большими шагами, словно Нилы Армстронги на Луне, мы за полчаса спустились к Седловине в предвкушении катания по столь запомнившемуся утром пухлому снегу и, пристегнув доски у перегиба, ринулись вниз, в полыхающую фантастическими всполохами лаву заката. Стремительности движения нам хватило ровно до первого поворота, когда доски с хрустом врезались в спекшуюся на дневном солнце массу, еще недавно так манившую своей свежестью. Кое-как, с почти постоянными падениями, мы добрались до скал Пастухова. Снег вокруг побагровел еще больше, а что именно происходило с облаками, описанию просто не поддается…

Длинными траверсами мы спустя несколько минут оказались на Приюте, начиная от которого ехать стало веселее. От жесткой корки высокогорья здесь уже не осталось и следа, и перехватывающими дыхание дугами мы подъехали к своим родным Бочкам к началу девятого. В головах шумело: «Взошли, взошли!…». Закатив Инусиными героическими стараниями пир из необычной для этой высоты курицы с цветной капустой, мы, отогревшись коньяком из заветных фляжек, вскоре рухнули спать. А в окне в это время в разлитом по небу звездном море все так же по-прежнему тихо высился своими двумя головами Минги-Тау, более известный под именем Эльбрус… Mission complete, what’s next?